Литература

Глава III. Девять огненных дней (3)

 

24-е июня. Вторник. «Сообщение советского информбюро» отныне под таким заголовком будут выходить сводки военных действий. «В течение 24 июня противник продолжал развивать наступление на шауляйском, каунасском, гродненско-волковыском, кобринском, владимир-волынском и бродском направлении, встречая упорное сопротивление войск Красной армии. … В ответ на двукратный налет немецких бомбардировщиков на Киев, Минск, Либаву и Ригу советские бомбардировщики трижды бомбардировали Данциг, Кенигсберг, Люблин, Варшаву и произвели большие разрушения военных объектов. Нефтебазы в Варшаве горят. За 22, 23 и 24 июня советская авиация потеряла 374 самолета, подбитых, главным образом, на аэродромах. За тот же период советская авиация в боях в воздухе сбила 161 немецкий самолет».

Из воспоминаний военного комиссара А.Г.Рытова: «24 июня немцы снова предприняли налет на рижский аэродром. Им удалось поджечь две цистерны с горючим. В борьбе с пожаром погибли два красноармейца. Они получили настолько сильные ожоги, что врачи уже не могли их спасти… Посты воздушного наблюдения сообщили, что курсом на Ригу идет большая группа фашистских бомбардировщиков. Истребители 21-го авиационного полка поднялись им навстречу. В боевых документах записано: «В 13:55 двадцать «юнкерсов» бомбили рижский аэродром, а другая группа самолетов нанесла удар по мосту через реку Западная Двина». Истребителям было приказано не только прикрывать свой аэродром, но и сопровождать эшелоны по маршруту Рига – Двинск – Псков».

Сегодня перед частями 22-й мсд (мотострелковая дивизия) была поставлена задача, прикрывать отход частей и соединений 8-й армии Северо-Западного фронта, отходившей с боями из Литвы и западной территории Латвии. И предотвратить угрозу прорыва немецких войск через р. Западная Двина.

С целью ужесточения мер безопасности общественного порядка командованием издан приказ №3 войскам Северо-Западного фронта: «Последние дни шпионы из местного населения и бандиты в некоторых пунктах портят линии связи и нарушают общественный порядок с целью дезорганизовать работу советских организаций, а также терроризировать советских активистов. Все эти случаи нарушения… могли иметь место лишь в результате того, что некоторые слои населения терпимо относятся к лицам, совершающим эти преступления, и не передают их в руки властей. Приказываю: Всю ответственность за порчу линии связи, а также за малейшие попытки нарушить общественный порядок и государственную безопасность возложить на местное население… Местным властям установить круглосуточное дежурство жителей для охраны всех линий связи, поддержания твердого общественного порядка и госбезопасности. … беспощадно уничтожать бандитов, нарушающих … порядок. … Всех лиц, замеченных в нарушении установленного порядка, арестовывать и предавать суду Военного Трибунала…».

О проходящей в городе эвакуации рассказывает военный комиссар Рытов А.Г.: «Эвакуация семей оказалась хлопотливым делом. Жили они в разных частях города. Некоторые женщины, перед тем как сесть в машину, хватали то одно, то другое, вещи валились из рук. Чуваев тоже растерялся: вместо энергичных действий развел канитель. В общем, с грехом пополам собрал он семьи на вокзале, но вечером немцы совершили налет на железнодорожный узел Риги. Женщины с детьми бросились кто куда. Выехать семьям удалось только 25 июня. Эшелон с эвакуированными прикрывали истребители 21-го полка».

Сегодня несколько курсантских рот из училища направлены для содействия частям 67-й стрелковой дивизии, ведущей бои близ Лиепаи. Во время марша курсанты столкнулись с передовыми отрядами гитлеровцев 291-й пехотной дивизии и бандами айзсаргов. В течение короткого времени курсантам удалось отстоять Айзпуте.

24-го июня сигнал о воздушной тревоге звучал 8 раз.

25-е июня. Среда. Разрывая ночную мглу, в 1 час 30 мин ночи зазвучал сигнал воздушной тревоги.

Утром в ЦК КП(б)Л вызваны 18 бывших бойцов и командиров интернациональных бригад, принимавших учас­тие в боях в Испании, с ними встретился первый секре­тарь ЦК КП(б)Л Я.Э.Калнберзин. «Тов. Калнберзин со­общил, что принято решение послать нас в батальоны Рабочей гвардии, которые находятся в стадии организации. Наша задача – помочь их сформировать и поделиться бое­вым опытом, полученным в Испании», – вспоминал об этой встрече Алберт Спаланс. Там же участники боев в Испании были разделены на три группы по шесть человек и направлены в соответствующие батальоны в качестве политруков или командиров рот, а также штабных работ­ников.

Кроме того, было принято решение на базе бывших рижских батальонов Рабочей гвардии создать три объединенных рабочих батальона, по три роты в каждом. Восстановить рижскую Рабочую гвар­дию в прежних размерах не представлялось возможным, поскольку бойцы созданных в 1940 г. ее батальонов в по­следующем своем большинстве сменили место работы; немалое число их было направлено в другие города и волости для участия в руководстве социалистическим стро­ительством, многие вступили в ряды милиции (Рабочая гвардия расформирована в мае 1941 г. ввиду завершения своей цели по организации общественного порядка). Рабочие батальоны возглавили активные участники революционного движения в Латвии: 1-й батальон – А. Норбатович и Г.Брозиньш (соответственно, командир и начальник штаба), 2-й – К.Годкалн и К.Розенберг, 3-й – Ф.Вейсенфелд и Я.Беникис. Один из первых батальонов (250 чел.) был организован рабочими заводов ВЭФ, Вайрогс и Саркана Звайгзне под командованием Ф.Вейсенфельда. Штабы батальонов расположились в клубе завода ВЭФ по адресу ул.Бривибас 1, ул.Бруниниеку 11, ул.Меркеля 1 и в Задвинье.

25-го и 26-го июня в боль­шой спешке происходило формирование батальонов – бойцы брались на учет, распределялись по ротам, взводам и отделениям. Поскольку в основу формирования батальо­нов были положены указания о создании истребительных батальонов, то в целях более успешного осуществления во­енного руководства подразделениями из командиров Крас­ной армии были назначены помощники командиров рот (ротами командовали рижские рабочие).

Одновременно с формированием рижских рабочих ба­тальонов их бойцы выполняли боевые задания. Патрули рабочегвардейцев наряду с патрулями Красной армии сле­дили за соблюдением порядка в Риге, вели поиски дивер­сантов и парашютистов, сведения о высадке которых то и дело поступали из разных концов города и его окрестно­стей. Так, патрули рабочегвардейцев уничтожили группу вражеских лазутчиков близ завода «Квадратс», в районах Шмерли, Межапарк, а также несколько «контр­революционных гнезд» внутри города. Рабочегвардейцы 7-го батальона провели операцию в Торнякалнсе, в саду Аркадия. Здесь засели немецкие парашютисты. Завязалась рукопашная схватка, в итоге вся вражеская группа была уничтожена. Четверо гвардейцев погибли. Гвардейцы 10-го батальона, патрулировавшие в Московском форштадте возле фабрики «Квадратс», заметили самолет на бреющем полете, пытавшийся сбросить десант. Они связались с аэродромом, и подоспевшие летчики вынудили немецкий самолет приземлиться. Десант был уничтожен, а двое летчиков взяты в плен.

О результатах беспрерывных налетов немецкой авиации на аэродром – главный плацдарм воздушного сопротивления – известно из донесений 241-го штурмового авиационного полка, политрук Новиков после очередного налета сообщил: «В строю остался один боевой самолет. Второй требует капитального ремонта. Остальные двадцать пять уничтожены в воздухе, потеряны на земле, во время бомбежек и при вынужденных посадках. 25 июня при выполнении боевого задания погибли три человека: капитан Бордюков, член ВКП(б); старший политрук Стаценко, заместитель командира полка по политчасти; лейтенант Ероскин, кандидат в члены ВКП(б)».

Сегодня налеты вражеской авиации особенно участились: 25-го июня сигнал о воздушной тревоге по городу раздавался 10 раз.

26-е июня. Четверг. Советское военное командование получило донесение о том, что германская армия приближалась к Риге со стороны Елгавы. Для защиты города были организованы рабочие отряды и истребительные батальоны. В это же время части Красной армии отступали по Баускому шоссе.

«Вечером 26 июня, – вспоминает заместитель командира 3-го батальона Жанис Фолманис (Грива), – мы получили оружие: винтовки, патроны, руч­ные гранаты и автоматы. Оружие было разных систем и устаревшее... Получение оружия приподняло настроение гвардейцев... Вся ночь на 27 июня прошла в лихорадочной работе. Гвардейцы учились обращаться с оружием, осо­бенно с гранатами и автоматами, так как среди нас было мало таких, кто хорошо умел им пользоваться». К мо­менту оставления Риги батальоны насчитывали свыше 1 000 бойцов и командиров.

26-го июня курсанты пехотного училища были отозваны с фронта. По пути в Ригу они вновь столкнулись с группами латвийских сепаратистов и разбили их. Одна из групп курсантов вступила в бой с частями противника, занявшими Задвинье. С боями прорвавшись к Даугаве, курсанты на подручных средствах переправились через реку.

Сегодня сигнал о воздушной тревоге передавался 7 раз.

Содержание