Литература

Глава V. Имя им - Легион (7)

 

В различной литературе ходит мнение, что латышские легионеры принимали участие в карательных акциях против мирных жителей и еврейского населения, отчасти это соответствует действительности. Но только отчасти. Этот кровавый след за легионом тянется по одной объективной причине. К 1943 г. после уничтожения значительной части еврейского населения на территории Прибалтики и Восточной Европы, команды СД, проводившие до этого времени расстрельные акции, остались не у дел. Немецкое руководство, тем временем, нуждаясь в притоке солдат на восточный фронт и обеспечении порядка на занятых территориях, включает все бывшие карательные подразделения в состав легиона СС, где они продолжили заниматься своей привычной «работой», т.е. совершали карательные акции в тылу противника. В состав легиона была введена и т.н. «команда Арайса» 1, уничтожавшая еврейское население Латвии. Созданные на основе полицейских батальонов отдельные зондеркоманды, действовавшие в восточных регионах Латвии и на территории Белоруссии, в значительной части были также подчинены Ваффен СС, некоторая их часть под командованием Эккельна позднее сражалась против латышских подразделений Курелиса в Курземе2.

О таком включении в состав латышского легиона командира охранной роты рассказывает протокол допроса некого Тоне Бруно от 11-го февраля 1945 года: «В средних числах июля 1943 года я был назначен на должность командира роты 4-го латышского батальона СС, в составе которого нес охрану концлагеря, находящегося в местечке Саласпилс… Охрану лагеря рота несла до октября 1943 года, после чего была в числе других войск СС направлена на охрану границы Латвии с Советским Союзом, существовавшей до 1939 года, от проникновения подразделений советских партизан на территорию Латвии… Солдаты роты СС, которой я командовал, несли охрану вокруг концлагеря с целью исключения возможных побегов заключенных. Одновременно с этим конвоировали заключенных на работы по разработке торфяных болот и другие, на допросы в СД г.Риги, охрану карцера… В октябре 1944 года… я был откомандирован в распоряжение штаба 19-й латвийской дивизии СС. Прибыв в штаб, я встретился с другими шестью офицерами, отозванными из других частей, и последние мне рассказали, что в 19-ю латвийскую дивизию СС, где они служили, приезжал руководитель партии Латвии «Лидумнекс» Альфонс Райтумс, собрал их и предложил им в тылу Красной Армии заняться «партизанской» деятельностью против органов советской власти, на что они изъявили согласие… Наша группа офицеров была принята штурмбанфюрером СС Пехау… Пехау нам заявил, что в его распоряжении имеется вооруженный и обученный отряд из числа латышей в количестве 600 человек, предназначенный для переброски на территорию Латвии, освобожденную частями Красной Армии, для подрывной и террористической деятельности и в этом отряде мы должны занять командные должности…»3.

Полицейские и прочие расстрельные части в латышском Ваффен СС составляли небольшой процент. Общее число латышей, служивших в различных немецких воинских формированиях, насчитывает 110000 человек, но только половина из них служили в обеих латышских дивизиях Ваффен СС. Остальные числились в других всевозможных военных соединениях. И, тем не менее, они считались легионерами без всякого различия в роде войск, начиная с 26 мая 1943 года (по приказу Гиммлера). Таким образом, считать, что все легионеры поголовно принимали участие в карательных операциях крайне ошибочно. В своем большинстве эти «по злой воле добровольцы» воевали с регулярными частями Красной армии, в основном их деятельность сводилась к обороне определенных участков фронта.

Это включение немцами всех подразделений без разбора в легион сыграло роковую роль в дальнейшем и во многом определило отношение к легионерам в целом, даже к тем, которые были призваны в него насильно. Преступная деятельность СС была признана на Нюрнбергском Международном военном трибунале в 1946 г., доказав, что, согласно Уставу СС, части этой организации использовались для истребления евреев, военнопленных в концлагерях, террору мирных жителей на оккупированных территориях, привлечению рабского труда и пр. Рассмотрев вопрос об СС, Трибунал включил сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов «общих СС», войск СС («Ваффен-СС»), соединений СС «Мертвая голова» и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС или оставались их членами, зная, что эта организация используется для совершения действий, определяемых преступными в соответствии со статьей 6 Устава. Кроме того, Трибунал установил, что «из статьи 10 Устава явствует, что решение о признании преступного характера обвиняемой организации является окончательным и не может подвергаться оспариванию на любом последующем процессе по делу отдельных членов организаций». Таким образом, из приговора следует вывод о том, что латышский легион также признан преступным, т.к. Трибунал включил в СС членов «Ваффен-СС» и членов любого рода полицейских служб, подчеркнув, что «невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности». Отдельно Трибунал указал на деятельность дивизий СС, отметив, что «дивизии войск СС ответственны за множество убийств и зверств на оккупированных территориях»4.

Однако на том же самом процессе было признано, что военными преступниками не могут считаться лица, которых государство принудило вступить в члены организации СС при таких обстоятельствах, когда у этих людей не было другого выхода, и лица не совершили военных преступлений. Иначе говоря, все легионеры, воевавшие против регулярных частей красной армии и не совершившие военных преступлений, виновными не считаются и не подлежат уголовному преследованию. И, тем не менее, вслед озвученному решению нужно признать, что служба в СС особой чести не делала даже призванным в нее насильно, поскольку слишком уж много за этой организацией числится темных и откровенно низменных дел. Именно поэтому после завершения войны многие легионеры, попавшие в плен к советской армии, были подвергнуты наказанию: ссылке в лагеря сроком на 10-15 лет. Их обвинили в измене родине и службе противнику. Из 110 тысяч солдат и офицеров легиона свыше 40 тысяч погибли и почти 50 тысяч попали в советский плен. Остальные бежали в Западную Европу или скрылись в лесах.

В заключение хотелось бы повторить слова президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги, высказанные ею в предисловии книги «История Латвии. ХХ век»: «Наша история – это не только наше прошлое, но и часть нашего будущего. Объективно оценивая минувшее, мы создадим гарантии того, что допущенные когда-то ошибки и пережитые трагедии никогда не повторятся. Именно в этом смысл истории». Трудно с этим не согласиться. Мне кажется, что данное высказывание можно отнести и к истории создания и поражения латышского легиона. Да, служение «другому отечеству» латышского народа нельзя назвать героическим. Да, нельзя прощать тех, кто шел в легион с одной целью – убивать, тех, кто готов был продать собственную совесть за то, чтобы выжить на страшной войне, спрятавшись за беззащитную жизнь еврейского узника гетто или концлагеря, за жизнь безоружного пленного или жителя сожженной деревеньки. Им нет оправдания. Однако теперь, с высоты времен, с сегодняшней точки зрения на события военных лет, необходимо просто по-человечески понять всю понесенную тяжесть выбора тех, кто был принужден в легионе сражаться под угрозой расстрела, тех, кто шел туда с верой, что сражается за утраченную свободу латвийского государства, несмотря даже на то, что шел под совершенно чуждыми ему нацистскими идеалами. Таких еще можно понять и простить, потому как у всякого солдата на войне есть священное и неотъемлемое право – право защищать и умереть за свое отечество…


Приложение


Основные сведения по латышским формированиям в германской армии5


Количество призванных латышских граждан в легион СС на 1-е июля 1944 г.


Формирования легиона – 31446 чел.

Пограничные полки – 12118 чел.

Закрытые полицейские формирования (полицейские полки и батальоны охраны порядка) – 14884 чел.

Полиция внутренней безопасности – 5240 чел.

Помощники полиции группы «С»6 – айзсарги – 22262 чел.

Авиационный легион «Латвия» – 628 чел.

Разные формирования – 927 чел.

Всего – 87550 чел.


Помощники немецкой армии – 12159 чел.

Разные соединения вне легиона – 10585 чел.

Всего призваны – 110294 чел.


Количество погибших, без вести пропавших и раненых на 1-е июля 1944 г.:

Погибшие в боях и от ран – 3914 чел.

Без вести пропавшие – 1362 чел.

Раненые – 7305 чел.

Всего – 12875 чел.


С 1-го июля до 18 августа 1944 г. были дополнительно мобилизованы:

На фронт – 15684 чел.

Во вспомогательные силы авиации – 5543 чел.


На фото: Эмблема 15-й дивизии СС


15 Waffen-Grenadier-Division der SS (Латышская дивизия №1) Командиры: бригаденфюрер СС Хансен (до мая 1943 г.), бригаденфюрер СС граф фон Пиклер-Бурхгаус (до 16 февраля 1944 г.), оберштурмбанфюрер СС Хейлеман (до июля 1944 г.), оберштурмбанфюрер СС Обвурцер (26 января 1945 г. погиб в плену), оберштурмбанфюрер СС Акс (до 15 февраля 1945 г.), оберштурмбанфюрер СС Бурк (до конца войны). Начало формирования – 23 марта 1943 г., штаб – Рига, ул.Клингеру 2а. Участвовала в боях под Невелем, летом 1944 г. сражалась под Нарвой. В конце 1944 г. на отдыхе в Померании. После тяжелых боев в районе Данцига часть дивизии сдалась Красной армии, а часть американцам в районе Эльбы после сражения за Берлин. Основные боевые подразделения: 15-й, 32-й, 33-й и 34-й гренадерские полки СС, 15-й артиллерийский полк СС, 15-я истребительно-противотанковая рота, 15-й зенитный дивизион, 15-й разведбатальон, 15-й саперный батальон, 15-й батальон связи.


На фото: Эмблема 19-й дивизии СС


19 Waffen-Grenadier-Division der SS (Латышская дивизия №2) Командиры: бригаденфюрер СС Шольц (до марта 1944), группенфюрер СС Штеренебах. Сформирована в начале 1944 г. из латышских частей на основе 2-й пехотной бригады СС. Вела оборонительные бои на побережье Балтийского моря. В 1945 находилась в Курляндии, где сдалась в плен Красной армии. Основные боевые подразделения (октябрь 1944): 42-й гренадерский полк СС «Вольдемар Вайсс», 43-й гренадерский полк СС «Генрих Шульдт», 44-й гренадерский полк СС, 19-й танковый батальон СС, 19-й артиллерийский полк, 19-я истребительно-противотанковая рота, 19-й саперный батальон, 19-й батальон связи.

1 В отдельные периоды времени эта организация насчитывала до 1 200 человек. Кроме исполнения карательных акций, команда проводила охрану тюрем, мостов, концлагерей, гетто и других объектов. Мобилизацию в эти формирования не проводили, и все участники этих организаций вступали в них добровольно. В 1942 году латвийские полицейские батальоны активно действовали на Украине, в Белоруссии и других местах. Среди них была команда Арайса, которая прошла подготовку в германской школе SD в Фюрстенберге возле Берлина. Некоторых членов команды Арайса посылали в Минск для участия в массовых казнях в деревне Малый Тростинец. В Варшаве два батальона участвовали в облавах на евреев и их доставке в Треблинку, охраняли Umschlagplatz и принимали участие в подавлении восстания в Варшавском гетто.

2 Подразделение Курелиса участвовало в спецоперации SS Jagdverband Ost (операция «Лесные кошки»). В годы немецкой оккупации Янис Курелис (1882-1954) отказался сотрудничать с немцами и в 1944 г. возглавил «Латвийскую национальную армию» с целью сражаться в тылу Красной армии за независимость Латвии. По мнению историка Харалдса Биезайса, соединение Курелиса «с одной стороны, выполняло задание немецких разведслужб, с другой стороны – было задумано как растущая военная сила для завоевания независимости Латвии в конце войны». Во второй половине ноября 1944 г. группа Курелиса была разгромлена немцами, часть офицеров (8 человек) расстреляна, сам Курелис и более 2 500 тысяч его бойцов были заключены в концлагерь Штуттгоф.

3 Военно-исторический журнал, №2, 1997.

4 Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8 томах. Т.8. –М.: Юридическая литература, 1997, с.652.

5 По данным из книги мемуаров генерал-инспектора Р.Бангерскиса.

6 По немецкой классификации обозначение «С» указывает на то, что эти лица «находятся в резерве».

Содержание