Литература

Глава IV. Вариант Барбаросса. Часть 1 (3)

 

Из приказа Гитлера о гражданском управлении во вновь оккупированных восточных областях от 17-го июля 1941 г.: «1) По прекращении военных действий во вновь захваченных восточных областях управление этими областями переходит от военной администрации к гражданским властям. Области, которые в соответствии с этим должны быть переданы гражданским властям, а также момент передачи будут определены мной каждый раз специальным указом;… 4) Рейхсминистром по делам оккупированных восточных областей назначается рейхслейтер Альфред Розенберг. Его резиденция находится в Берлине; … 8) К обязанности рейхсминистра по делам оккупированных восточных областей относится определение прав для территорий подчиненных ему вновь оккупированных восточных областей. Он может передать полномочия по определению прав рейхскомиссарам; 9) Рейхскомиссарам подчиняется вся администрация на их территории в вопросах гражданского порядка…».Некоторые части плана организации Остланда были предложены 25-го июня 1941 г. известным в Германии геополитиком, философом и историком Фридрихом Хассельбахером. Будучи неофициальным советником германского МИДа, а после «восточного министерства», он высказал в меморандуме свои предложения насчет Прибалтики: в частности, Хассельбахер предлагал различать население прибалтийских республик по расовым, этническим и культурным признакам и для каждой из групп проводить свою политику: одних онемечивать, других использовать в качестве рабсилы, третьих выселить с родных мест с целью освобождения территории. Советник настоятельно рекомендовал переселить 400 тыс. человек вглубь России. По его мнению, самой «перспективной» расой к онемечиванию оказывались эстонцы, «менее пригодными» – литовцы, о латышах его отзыв был таким же негативным. Вполне вероятно, причины той негативной оценки скрывалась за тем, что «хотя латыши в большинстве по своей расовой субстанции представляют в общем и целом пригодный материал для онемечивания (преимущественно «нордический тип»), они по своему национальному складу обладают многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев. Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам. По отношению к ним должна проводиться тактика «позитивного отбора». Кроме всего прочего, меморандум содержал политическую оценку латышей как нации и указания на возможные перспективы онемечивания: «При всей своей интеллигентности и при всех организаторских способностях латыши в политическом отношении являются незрелыми. Их политическую самостоятельность нужно с самого начала свести к минимуму... Латыши не способны подчинить свою жизнь другим идеалам, кроме как интересам своей выгоды. Используя это качество латышей, мы сможем легко манипулировать ими и тем самым препятствовать их национальному единению. До тех пор, пока не осуществлена ассимиляция, между всем немецким и латышским в этой стране должна проводиться резкая разграничительная черта. Немцы всегда должны держать латышей на расстоянии от себя... Важную роль в онемечивании латышей должна играть их армейская служба... Через десяток лет, а возможно и раньше, онемечивание латышей уже не будет составлять проблему... Высшим принципом обращения с латышами должно быть проведение последовательной линии».Если рассмотреть некоторые точки зрения на «вопросы онемечивания» прибалтов, то немецкому командованию к единогласно выраженному мнению долгое время прийти никак не удавалось, и эта тема постоянно и активно обсуждалась. Так, например, 7-го февраля 1942 года в «восточном министерстве» состоялось специальное совещание, в котором кроме 6 высокопоставленных сотрудников министерства участвовали представители ведомства Гиммлера, главного управления РСХА по вопросам расовой и переселенческой политики, рейхскомиссариата по укреплению немецкой расы, института, антропологии и других учреждений. На совещании штандартенфюрер СС профессор Шульц из главного управления расовой и переселенческой политики заявил, что по результатам проверки, среди поляков «полноценными и пригодными» являются лишь три процента населения, и среди населения Прибалтики число «расово полноценных» может быть столь же мало и, в крайнем случае, составит менее половины. Не придя к единому мнению, один из участников совещания д-р Фишер из института антропологии напомнил, что «фюрер отдал приказ», согласно которому необходимо начать эвакуацию «нежелательных элементов». В конце концов, большинство участников совещания все же пришли к единодушному выводу, что было бы предпочтительным побуждать эстонцев, латышей и литовцев к «добровольному переселению в глубинные русские районы».

По оценке руководителя отдела планирования в главном штабе СС оберфюрера СС Конрада Майера, из числа прибалтийского населения на месте нынешнего проживания могут быть оставлены и онемечены свыше 50% эстонцев, до 50% латышей и до 15% литовцев. Остальные должны быть выселены. С похожей точкой зрения выступает и Гиммлер. В своем письме от 12-го июня 1942 г. начальнику штаба имперского комиссариата по вопросам укрепления германской расы бригаденфюреру СС Грайфельту, управление которого разработало план по эвакуации «лишнего контингента» с занятых территорий в течение 20 лет, выражает свое одобрение относительно этого плана: «… Этот двадцатилетний план должен включать полное онемечивание Эстонии и Латвии... Я лично убежден, что это можно сделать... Хуже обстоит дело с Литвой. Здесь мы в меньшей степени можем рассчитывать на онемечивание населения. Более того, нам следует разработать общий план колонизации этой территории. И это должно быть сделано».

В документах нюренбергского процесса приведены слова Гиммлера, в которых он подчеркивал, что «для населения на Востоке не могут существовать выше, чем четырехклассные школы. Такая школа должна научить считать до 500, расписаться, обучить тому, что божьим повелением является повиновение немцам, честность, усердие и вежливость. Обучение чтению считаю не обязательным».

После завладения обширными восточными территориями, последовали соответствующие распоряжения и указания. 18-го июля 1941 г. вступило в силу Распоряжение Геринга о гражданском управлении оккупированными восточными областями, согласно которому, на основании приказа фюрера, управление этими областями переходит от военных служебных инстанций к органам гражданского управления. Это будет иметь место, как только боевые действия во вновь оккупированных восточных областях закончатся и фюрер издаст соответствующее распоряжение. В соответствии с приказом Гитлера, намеревалось «область бывших свободных государств Литвы, Латвии и Эстонии, а также территория, населенная белорусами, в качестве имперского комиссариата Остланда должны перейти в гражданское управление, подчиненное имперскому министру по делам оккупированных восточных областей. Область, расположенная западнее Двины, исключая Ригу, но включая Якобсштадт, исключая Двинск, но включая Друху, а также область, находящаяся севернее линии Друха – Малетай – Ранмискес г-Вистиция, подлежат немедленной передаче от военных органов имперскому комиссару по делам Остланда. …местопребывание имперского комиссара по делам Остланда, который должен находиться в Риге, еще остается в Каунасе, инспектор по экономическим вопросам Севера будет представлен перед имперским комиссаром начальником экономического штаба в Каунасе. … «Указания по руководству экономикой» («Зеленая папка») сохраняют свою силу в вышеперечисленных областях впредь до особого распоряжения».На занятых территориях немецкий язык приобретает первостепенное значение и объявляется единственным официальным языком, которым должны владеть все служащие. Те, кто не владел им в должной мере, подвергались увольнению. 7-го марта 1942 г. «восточное министерство» издает указание, согласно которому разговаривать и вести переписку в латвийских учреждениях можно лишь на немецком языке. В переписке запрещено использование названий населенных пунктов и городов на латышском языке. Все названия городов и поселков переведены на немецкий.

 «Имеющиеся для обеспечения безопасности в покоренных восточных областях войска ввиду обширности этого пространства будут достаточны лишь в том случае, если всякого рода сопротивление будет сломлено не путем юридического наказания виновных, а если оккупационные власти будут внушать тот страх, который единственно способен отбить у населения всякую охоту к сопротивлению. Соответствующие командующие вместе с подчиненными им войсковыми частями должны нести ответственность за спокойствие в их районах. Не в употреблении дополнительных охранных частей, а в применении соответствующих драконовских мер командующие должны находить средства для поддержания порядка в своих районах безопасности».

Позднее этот документ получил продолжение. 23-го августа 1941 г. рейхслейтер А.Розенберг издает указ о вынесении специальными судами приговоров о смертной казни лицам, неповинующимся оккупационным властям. Согласно этому указанию, «местное население обязано вести себя в соответствии с немецкими законами и приказами, изданными для него немецкими властями. Поскольку местные жители не являются немецкими подданными или лицами немецкой национальности, они подлежат следующему особому положению о наказаниях (подлежат смертной казни, а в менее тяжелых случаях заключению в каторжную тюрьму): 1) Все лица, осуществляющие акт насилия против немецкой империи или против органов власти, находящихся на территории оккупированных восточных областей; 2) все лица, намеренно разрушающие учреждения, принадлежащие немецким властям, объекты, служащие деятельности немецких властей, или сооружения, служащие общественным интересам; 3) все лица, распространяющие враждебные немцам слухи путем ведения ненавистнической или подстрекательской пропаганды; 4) все лица, подстрекающие к неподчинению указам или постановлениям немецких властей; 5) все лица, совершающие акты насилия, направленные против немецких граждан или лиц немецкой национальности в связи с их принадлежностью к немецкому народу; 6) все лица, совершающие акты насилия против военнослужащих немецкой армии, немецкой полиции, в том числе ее вспомогательных сил, представителей управления государственной трудовой повинности, работников немецких властей, служебных органов или партийных организации НСДАП; 7) все лица, намеренно совершающие поджоги и тем самым разрушающие общенемецкое имущество или же имущество немецких граждан либо лиц немецкой национальности.

Смертной казнью карались также все те, кто имел сведения о намерениях совершить все перечисленные правонарушения и сознательно не сообщил о них соответствующим инстанциям. Меру наказания определяли специальные суды. В тех случаях, когда специальный суд оказывался не в состоянии срочно собраться для принятия решения, в то время как общественная безопасность и порядок требуют немедленного вынесения приговора, соответствующий командир полицейского полка или полка СС «Мертвая голова» либо руководитель оперативного отряда полиции по охране безопасности могли приказать военно-полевому суду принять дело к судопроизводству. Это решение могло быть вынесено в тех случаях, когда преступник мог быть изобличен без большого объема доказательств и свидетельских показаний. Военно-полевой суд создавался в составе председателя, который должен был, по меньшей мере, иметь звание командира батальона, либо начальника оперативного отряда полиции по обеспечению безопасности, а также двух офицеров или сотрудников полиции либо войск СС. Военно-полевой суд мог выносить лишь смертные приговоры, приговоры о заключении в концентрационный лагерь вместо каторжной тюрьмы либо оправдательный приговор.

Существовали некоторые правила поведения войск на востоке. Генерал-фельдмаршал фон Рейхенау командующий 6-й армией в приказе от 10-го октября 1941 г. дает четкие указания к тому, как нужно поступать в тех или иных случаях солдату вермахта, находясь на восточных территориях. В качестве основной цели военного похода против «еврейско-большевистской системы» является полный разгром государственной мощи и искоренение азиатского влияния на европейскую культуру. Например, осуждались следующие действия: «Снабжение питанием из полевых кухонь местных жителей и военнопленных, которые не работают на вермахт, является такой же неправильно понятой гуманностью, как и раздача сигарет и хлеба. … Отступая, Советы часто поджигали здания. Войска заинтересованы в ликвидации пожаров только тех зданий, которые должны быть использованы для расположения воинских частей. В остальном исчезновение символов бывшего некогда господства большевиков, в том числе и зданий, соответствует задачам войны на уничтожение. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения. … Необходимо полное разоружение населения в тылу сражающихся войск, принимая во внимание протяженность и уязвимость путей подвоза. Насколько это возможно, следует прятать и охранять трофейное оружие и боеприпасы. Если же боевая обстановка не позволяет этого, то оружие и боеприпасы выводить из строя. В случае применения оружия в тылу армии со стороны отдельных партизан, применять в отношении их решительные и жестокие меры. … Страх перед германскими мероприятиями должен быть сильнее угрозы со стороны бродячих большевистских остатков».

Ко всему прочему приказ ставил новые задачи перед солдатом с отвержением всяческих политических рассуждений о будущем. Так, в частности, солдату предписывалось: 1) Полное уничтожение большевистской ереси, Советского государства и его вооруженной силы; 2) Беспощадное искоренение вражеской хитрости и жестокости и тем самым обеспечение безопасности жизни вооруженных сил Германии в России.

В ноябре 1941 года в высших командных кругах появился четкий план, расписывающий и регулирующий экономические выгоды, которые принесли новые земли на востоке для Европы. Вот, некоторые его главные положения: В дальнейшем ходе войны высшим законом всякого экономического мероприятия в оккупированных восточных областях являются потребности военной экономики. В перспективе оккупированные восточные области будут экономически использоваться как колонии и колониальными методами. Исключение делается только для части Остланда, которая, по указанию фюрера, предназначена для онемечивания.

Во всей экономической работе главным является производство продовольствия и добыча сырья. При помощи дешевой себестоимости продукции, при сохранении низкого жизненного уровня местного населения ставится цель достичь наиболее высокого выпуска продукции для снабжения рейха и остальных европейских стран. … Сколько-нибудь заслуживающая упоминания легкая промышленность и промышленность широкого потребления не должна существовать в оккупированных восточных областях. Наоборот, задача европейской, в особенности немецкой, промышленности заключается в том, чтобы перерабатывать выпускаемое в оккупированных восточных областях, используемых в экономическом отношении как колонии, сырье и полуфабрикаты и покрывать насущные потребности восточных областей в промышленных товарах широкого потребления и в средствах производства. … Об обеспечении населения ценными продуктами потребления не может быть и речи. Наоборот, все тенденции повышения общего жизненного уровня должны заранее подавляться самыми жестокими средствами. Виды и количество поставляемых в оккупированные восточные области товаров широкого потребления и средств производства должны быть согласованы с экономическими инстанциями при рейхскомиссаре. …

Остланд также, в первое время, должен снабжаться в самом скромном объеме. Поставленная на длительный срок задача онемечивания Остланда не должна привести к общему повышению жизненного уровня всех проживающих там народностей. Только находящиеся в Остланде или переселившиеся туда немцы, а также онемеченные элементы могут быть обеспечены лучше. … Уровень зарплаты и цен в России нужно держать на самой низкой ступени. Всякие нарушения политики зарплаты и цен, направленной исключительно на службу интересам рейха, будут беспощадно пресекаться. Для Остланда также действует основной принцип, что излишки, в особенности из сельскохозяйственного сектора, должны стекаться в рейх по самым низким, какие возможно, ценам.

Таким образом, немцы еще в 1940 году подготовили и в 1941 реализовали план по захвату новых территорий на востоке. Как видно из вышеизложенного, место коренному населению в этих планах было отведено не самое завидное и подразумевалось, что, в конечном итоге, либо они сами покинут свои земли, оставляя их завоевателям, либо станут одними из тех, кого немцы называли «Untermenschen». Все эти планы содержались в особой секретности и стали известны общественности лишь после завершения войны. В общей сложности нацисты планировали переселить из Остланда (Польша, Прибалтика, части Украины и Белоруссии ) 31 млн. человек, заполняя свободные территории «истинно арийской расой». В центральном берлинском органе СС «Das Schwarze Korps» за 20-е августа 1942 г. была опубликована статья под названием «Германизировать?», в которой говорилось: «Наша задача – не германизация Востока в старом смысле слова, не обучение местного населения немецкому языку и немецким законам. Наша задача обеспечить, чтобы на Востоке жили только люди действительно немецкой, германской крови…».

Содержание